Но домой она не вернулась… 

Судьбы людские: к дню начала Великой Отечественной войны

Всё дальше от нас Великая Отечественная война, но мы помним наших родных – воевавших и не вернувшихся домой.

Среди них – моя сестра Лидия Ивановна Барышникова.

Родилась она в 1920 году в многодетной семье. Нас было восемь детей, Лидия – пятая. Мы жили в деревне Каменки-Дранишниково Ногинского района.

Деревня находится всего в пяти километрах от Ногинска, но до начала войны здесь не было радио, а до 1947 года – электричества.

Да и дорога – весной и осенью грязь по колено, зимой – сугробы. В деревне была только начальная школа. 

Я всё это пишу для того, чтобы вы представили, в каких условиях приходилось учиться Лидии.

Я, младшая из детей, родилась в 1943 году. Мои воспоминания о Лидочке весьма скудные.

Мне она казалась самой высокой и крупной из всех сестёр, отличалась спокойным характером, выдержкой.

Не помню, чтобы она ссорилась с кем-то из сестёр, что между другими сёстрами случалось. Да и соседи так о ней отзывались. 

Меня Лида заставляла чистить зубы и в каждый приезд домой привозила зубные щётки. Жили мы очень бедно.

Отец в 1936 году получил 2-ю группу инвалидности по заболеванию лёгких.

Помню, что Лида постоянно что-то шила себе, вплоть до лёгкой обуви, так как денег на покупку не было.

Ей помогали родители Ларисы Томилиной: покупая что-то своей дочери, они покупали и Лидии.

А наши родители им платили сельхозпродуктами. 

После окончания училища она устроилась на работу в Монино – то ли в военный госпиталь, то ли в военный санаторий.

Медсестёр стали по очереди направлять в Военно-морской госпиталь города Палдиски (Эстония). Подошла очередь Лидии.

Её направили туда на три месяца – с апреля по июнь 1941 года. В начале июля она должна была вернуться, но помешала война...

Я, наверное, много ненужного написала, а о самой Лидии – мало. Но слишком большая разница в возрасте между нами – 14 лет. 

Лиду мы всегда вспоминали, когда собирались вместе родители и старшие сёстры и братья.

А в последние годы с её портретом и портретами двоих братьев проходим в рядах Бессмертного полка в День Победы. 

Всё, что осталось нам от Лидочки, – это фотографии, пожелтевшее от времени письмо из прибалтийского города Палдиски да извещение из медицинского управления Военно-морских сил о том, что в августе 1941-го Лидия Ивановна Барышникова пропала без вести.

Позже стало известно, что старшая медсестра Лидия Барышникова погибла во время эвакуации из Эстонии в Кронштадт госпиталя, где работала.

Она находилась с ранеными в трюме судна «Балхаш», которое затонуло в считанные минуты, подорвавшись на минах.

Из 2500 членов экипажа спаслись только около двухсот человек. Лидии был 21 год…

На снимках: Лидия Барышникова. 1941 г., Лидия Барышникова (слева) со своей подругой Ларисой Тимошиной. 1940 г.

Зинаида БАРЫШНИКОВА